Меню

Приказ Волка: эпизод 4

24.04.2018 - Рассказ WoW
Приказ Волка: эпизод 4

Болингар ошеломленно смотрел на охотницу. Ее рассказ потряс его. А ведь он даже не подозревал, что все будет настолько сложно. И уж чего никогда не мог подумать паладин, что у Кейтлин есть сестра.

Обдумывая все сказанное Риверей и соединяя с произошедшим, паладин задумался и понял, что во всем этом есть одна очевидная несостыковка. Но он не был еще готов озвучить ее.

— Болингар? Верно? — обратилась к нему охотница. — Что ты теперь собираешься делать с этой информацией?

— Хороший вопрос, — ответил паладин.

И правда: а что теперь ему было делать? Он узнал прошлое Кейт, но не узнал, почему она связалась с темной магией. Если все слова Риверей — правда, то девушка должна была бороться с нежитью, а не примкнуть к ней. Хотя кому, как не ему было прекрасно известно, что темные силы даруют нечестивую мощь любому, кто преклонит колено перед ними.

Риверей продолжала вглядываться в паладина, словно чего-то ожидая.

— Хотя на что я надеюсь? — с грустью произнесла охотница. — Кроме меня, у нее больше никого нет. И я единственная, кому не безразлична ее судьба. Ты и так мне помог. Без тебя я бы никогда не узнала об ее судьбе. Нордскол, значит.

Риверей начала собираться в путь, выхватывая из темноты предметы и тут же сбрасывая их в ранец.

— Должен тебя предупредить. Единственный аванпост Альянса там разрушен. Корабль туда тебя не отвезет, — предупредил Болингар.

— Я найду способ, — решительно произнесла Риверей. — Любой маг за вознаграждение сможет телепортировать меня в Даларан. К счастью, у меня есть достаточно золота на все расходы.

С этими словами Риверей достала со шкафа небольшую обитую серебром коробку. Когда она приоткрыла ее, она оказалась до верха набита золотом.

Риверей перевела взгляд на паладина.

— Это золото Самирис хранил на черный день. Вот только ему оно не сильно помогло. Я распоряжусь деньгами умнее.

Внезапно у паладина возникла идея.

— Кажется я знаю мага, который доставит тебя в Даларан. Он находится в Штормграде. Ты ведь сможешь добраться до Штормграда? — спросил паладин.

— То есть, по-твоему, я несколько лет просидела в этой башне и зря зовусь егерем? Доберусь уж как нибудь до Штормграда.

— Вообще-то страж, — попытался подправить ее Болингар.

— Страж, егерь, рейнджер — какая разница? Кому нужны эти титулы, когда рядом ни одной живой души? — огрызнулась Риверей. — Где мне найти этого мага?

На это паладин не знал, что ответить. Лассара уже скорее всего покинула башню магов в Штормграде. И где сейчас она, он понятия не имел.

Риверей вновь пронзительно посмотрела на паладина.

— Ты не знаешь, где маг. Так ведь? — Риверей тяжело вздохнула. — Скажи хотя бы, где ты его видел в последний раз. Дальше сама разберусь.

— В башне магов в Штормграде, — тут же ответил Болингар.

— Этого достаточно, — с этими словами Риверей закинула на плечо ранец и покинула комнату.

Болингар вышел следом за ней и спустился по лестнице. Только уже у самого выхода из башни он вспомнил про камень возвращения. Он получил этот камень в таверне Штормграда. Паладин оглядел округу, но от охотницы не осталось и следа. Больше ему тут делать было нечего. Болингар достал из кармана камень и активировал его.

 

***

WoWScrnShot_070818_235714Паладин почти влетел в башню магов, надеясь успеть застать там Лассару. Болингар чуть ли не перепрыгивал ступени, поднимаясь на верхний этаж башни магов. К счастью, ему повезло, Лассара находилась в лаборатории. Дренейка стояла около стола, держа магический кристалл в одной руке, а другой удерживая увесистый том.

От неожиданности Лассара чуть не выронила кристалл, но успела его подхватить прежде, чем он разбился об стол.

— Рада тебя видеть, — поприветствовала Болингара маг. — Однако в следующий раз стучись, пожалуйста. Ты меня напугал.

— Прошу прощения, — поклонился ей паладин.

— Да ладно уж, — весело отмахнулась Лассара. — Что интересного узнал?

Паладин даже не знал, с чего начать. Да и пересказывать всю историю по новой каждый день его уже порядком утомило. Но деваться было некуда, к тому же Лассара вытащила его из крепости Отваги и было бы, как минимум, некрасиво отказать ей в этой просьбе.

Лассара внимательно слушала его, не смея прерывать. Но Болингар видел, что это стоило ей огромного самоконтроля: она словно одергивала сама себя, закусывала нижнюю губу. К концу его рассказа, дренейка нервно постукивала пальцами по столу, словно пытаясь как-то успокоиться. Но узнав, что к ней теперь направляется другой ворген, Лассара встревожилась еще сильнее:

— Зачем? Зачем ты меня в это впутываешь? — обвинила она его. — Да, я вытащила тебя из крепости. Но заниматься этим расследованием я не собиралась. Она бы без проблем смогла найти другого мага, раз она такой хороший следопыт.

Она встревоженно начала мерить лабораторию шагами.

— Ну вот зачем мне это надо? — приговаривала она. — Ты хоть знаешь, как трудно открывать порталы? — наконец она успокоилась. — Ладно, будет ей портал. Когда она прибудет?

Паладин только развел руками.

— Отлично. Теперь мне всю ночь тут сидеть, дожидаться твою гостью. Какой же ты все-таки, паладин, — устало вздохнув, произнесла Лассара.

Болингар буркнул извинение и вышел из башни магов. Он действительно поступил грубо. Но отступать было уже поздно. Он не стал возвращаться в таверну. Как-никак, именно он навел охотницу на мага. И было бы совсем бесчестно с его стороны не познакомить их двоих лично.

Паладин редко обращался за помощью к магам, и по факту их квартал был единственным местом, в котором он ориентировался плохо. Остальные же кварталы он знал, как свои пять пальцев. В воздухе витал необычный аромат, не подлежащий описанию: какие-то магические духи или может остатки магии? Внезапно из башни раздался магический фейерверк. К счастью, он не повредил башню, да и взрыв был этажом ниже, чем лаборатория Лассары.Вов 12312

На небе взошла луна. Засияли звезды. Однако активность в городе не затухала. Паладин решил размять ноги и немного прогуляться по кварталу, чтобы лучше узнать его. После десяти минут патрулирования квартала паладин нашел таверну, но и в ней было тихо. Видимо, обычно все веселье проходило в таверне торгового квартала или иногда в квартале дворфов. Он и сам часто бывал там, изучая кузнечное и инженерное дело. Болингар тогда еще научился делать простые инженерные приборы. Вершиной его творения был самодельный мушкет, который правда взорвался при попытке применить его по назначению.

В этом квартале он так же обнаружил магазин с тряпками и робами. Теперь понятно, где берут одежду все начинающие маги. Причем этот магазин был словно пристоен к самой башне. А вот сама башня, как оказалось, была построена прямо в центре всего квартала.

Промаршировав три круга вокруг башни, он так и не дождался охотницу. Он простоял около входа в башню около получаса, когда зевота начала одолевать его. Этот странный магический аромат дурманил его. Он был приторно-сладким: казалось, от него весь квартал наполнялся красками, и паладин не мог понять, на самом ли деле вокруг все настолько красочно или это ему настолько плохо. Постояв еще полчаса, Болингар решил бросить это бесполезное занятие. Придет утром и никуда не денется. И вообще, все нормальные люди, да и не только люди, должны спать по ночам.

Решив так и сказать Лассаре, паладин вновь поднялся в башню в лабораторию мага. Дверь была открыта, и это насторожило паладина. Зайдя туда, он обнаружил, что Лассара уже с кем-то оживленно вела беседу. Из-за спины собеседника торчал огромный костяной лук.

Болингар был ошарашен тем, что ей удалось пройти мимо него. Но еще обиднее было то, что она проникла в башню, даже не окликнув его. Словно он вообще не имел отношения к ее делам.

Похоже, они уже заканчивали разговор. Лассара перевела взгляд на паладина.

— Тебя тоже телепортировать в Даларан? — уставшим тоном спросила маг.

Паладин выжидающе посмотрел на охотницу. Он сам был не против поучаствовать в этом деле. Но и гордость ему не позволяла вот так внаглую напрашиваться в компаньоны к оборотню.

Риверей, в свою очередь, уставилась на паладина. У него на лбу было написано, о чем он сейчас думает и чего дожидается. Тяжело вздохнув, она произнесла:

— Хорошо. Я действительно буду рада любой помощи и буду весьма благодарна, если ты мне поможешь решить этот семейный вопрос, — с этими словами она протянула свою когтистую руку паладину.

С довольным лицом он пожал ее руку.

— Отлично, — воскликнула Лассара. — К счастью, мне по пути, так что я в Даларане еще составлю вам компанию.

С этими словами она начала создавать причудливые узоры в пространстве, что закручивались в поверхность пустого портала.

— Одну секунду, — отвлеклась Лассара, — где же этот кристалл?

Маг схватила со стола маленький фиолетовый камень и сжала его в руке, задавая с его помощью направление порталу. И тут же перед ними появились причудливые формы летающего города.

Портал был активирован. Маг жестом пригласила Риверей и Болингара пройтись в него. Вперед вышла Риверей и прошла через портал, паладин же взглянул на Лассару.

— Иди, иди, я должна войти последней чтобы закрыть портал, — услышав эти слова, Болингар вошел в портал.

Но выходя из портала в Даларане, он чуть было не упал, чудом удержав равновесие. Следом за ним незамедлительно появилась Лассара.

— Куда теперь? — спросил Болингар.

— Я с вами пока что прощаюсь. У меня работы много, — с этими словами Лассара исчезла в неизвестном направлении.

— А мы идем в таверну, — произнесла Риверей

— В смысле? Зачем нам туда? — удивился Болингар.

— За камнями! Или ты от самого Штормграда потом сюда добираться будешь? — рыкнула она на него.

Паладину стало стыдно за его недальновидность и за то, что даже звери умеют планировать лучше него.

Внезапно на встречу им вышли таурен и орк, беседующие о чем-то своем. Паладин уже хотел было выхватить молот, но к счастью, Риверей тут же заломила ему руку, и он не смог этого сделать.

— Это нейтральная территория, идиот! Любые стычки с враждебной фракцией караются смертью, — вновь прорычала она.

Паладин покраснел. Вот сейчас ему уже действительно было стыдно. Таурен, пройдя мимо паладина, бросил неодобрительный взгляд на него и прошел мимо. Орк похоже ничего не заметил. Он был увлечен разглядыванием своего топора, который, судя по переливающимся краскам, совсем недавно был зачаровал.

Болингару было очень непривычно видеть столько ордынцев. Поэтому он все равно постоянно оглядывался, ожидая, что кто-нибудь воткнет ему нож в спину. Но похоже никому вообще не было до него дела. Риверей же держалась спокойно, будто она тут уже была и не раз.

Паладин надеялся, что получится расслабиться в таверне, но увидев здание, он ужаснулся. Построена она была в стиле эльфов крови, да и устроена так же. В таверне царил полумрак, но Болингар на удивление быстро сориентировался и нашел бармена. им оказалась тоже эльфийка крови, которая тут же улыбнулась ему.

— Что будешь заказывать, милый? Пиво? Мясо? Ветчину? Может, салатик какой? — она перевела взгляд на воргена за его спиной и тут же поспешила отпрыгнуть назад. — Эм-м. А вы что будете есть, только не меня, пожалуйста, — уже тоненьким голосом пропищала эльфийка.

— Нам ничего не надо из еды. Только камни возвращения, — проговорила Риверей.

WoWScrnShot_051518_162804— Да, конечно, — из-за барной стойки эльфийка тут же достала два резных камня. — Сдайте, пожалуйста, свои старые камни.

Паладин немедленно выложил свой старый камень и схватил новый. Риверей повторила его действия более медленно и спокойно.

Барменша взяла камень Риверей и покрутила в руках.

— Ого. Я и не думала, что там вообще кто-то живет еще. А что с вами случилось? На болезнь не похоже.

Риверей пристально посмотрела на эльфийку суровым взглядом.

— Ладно, ладно, я поняла, это не мое дело.

Охотница окинула взглядом таверну и, кажется, кое-кого заприметила. В углу за столиком сидел человек с карабином и ручным волком. Охотник, одним словом. Неспешным шагом она подошла к нему.

— Мы знакомы? — даже не отрывая взгляд от бутылки, произнес охотник.

— Как тебя сюда занесло, Хайгрейв? — спросила Риверей.

— Что?! Откуда ты…… Постой….. Ривер? Быть этого не может!

— Да, это я, — с улыбкой произнесла Риверей, снимая маску и присаживаясь за стол

— Сколько же лет прошло! Я так рад, что ты жива! — радовался Хайгрейв.

— О, ты даже не представляешь, сколько интересных личностей на самом деле выжило, — и с этими словами она достала медальон Кейтин.

Казалось, Хайгрейв потерял дар речи.

— Этого быть не может! Она же сгорела вместе со своим отцом, Самирисом, — удивлению охотника не было предела.

Волк Хайгрейва спал прямо под его столом и вообще никак не реагировал на происходящее.

— Я тоже так думала, пока паладин не притащил мне этот медальон, — Хайгрейв перевел взгляд на паладина.

В его глазах было столько удивления, что даже обычно твердокожий Болингар видел это.

— Мне опять придется все это пересказывать? — мучительно спросил паладин воргена.

Риверей молча кивнула. И паладин начал.

Наконец рассказ закончился. Болингару уже до ужаса надоело это пересказывать всем подряд, и он уже всерьез задумывался записывать все их приключения на листе пергамента и просто молча отдавать его каждый раз, когда его попросят рассказать все.

— Это не может быть правдой! Нет! Неужели…..  Нет, — Хайгрейв обхватил свою голову руками. — Ты ведь не знаешь, зачем я здесь? — повернулся он к Риверей. — Верно? Я работаю ловчим. Мы отлавливаем покорных Личу Рыцарей смерти и передаем их в руки правосудия. И там либо они даWoWScrnShot_060418_202619ют клятву верности пепельному союзу, — он сделал глубокую паузу, — либо их казнят, — заявил Хайгрейв.

— Ну, не все так плохо, значит. Мы сможем ее убедить бросить это дело, — радостно воскликнула Риверей.

— Сожалею. Но на моей практике еще не один рыцарь смерти на Нордсколе не покаялся в своих деяниях. Тут власть Лича слишком велика. И если на восточных королевствах под командованием Моргейма они еще более менее вменяемы, то пока они находятся здесь, шансов нет. А самое мерзкое то, что именно она объявлена в розыск за уничтожение крепости и за ней постоянно охотятся другие ловчие, — договорил Хайгрейв.

В глазах Риверей мелькнула тревога. Теперь у нее был реальный шанс просто-напросто не успеть образумить Хассару.

— Где ее в последний раз видели? — потребовала ответа Риверей

— В том-то и проблема, что после разорения крепости ее больше никто не видел, — возразил Хайгрейв.

— Тогда придется вернутся в Зиккурат нерубов и оттуда начать поиски. Кроме всего этого, меня еще очень сильно заботит этот кулон. Это явно необычная безделушка, раз и неруб и Хассара так вцепились в него, — подвела итог Риверей. — Ты с нами? — бросила она прощальный взгляд на Хайгрейва.

Охотник выскочил из-за стола, на секунду его тело окутала темная дымка и, когда она развеялась, перед ними преклонил колени ворген.

— Разумеется. Самирис был мне отличным другом. К тому же я все еще верен вашей семье. Ты можешь рассчитывать на меня.

— Славно. Я рада, что ты все еще помнишь о своем долге, — ответила ему Риверей.

14260725013462К Зиккурату нерубов было решено лететь на грифонах. Хайгрейв был хорошо знаком с управляющими полетами, и, к счастью, его удалось уломать дать целых трех грифонов для незапланированной авантюры. Однако в свободное распоряжение их так и не дали. Грифоны довезли их до ближайшего поста. Дальше им пришлось идти своим ходом.

Впрочем, два воргена передвигались достаточно быстро. Чего не скажешь о паладине, который плелся в конце, не успевая за шустрыми волками. В конце концов, они оказались именно там, где раньше стоял Болингар с Кейтлин и Керли в день своего рейда.

Паладин указал на тайный ход, через который они пролезли в Зиккурат в тот день, и они поспешили туда. Достав и закрепив канат, оборотни быстро спустились по нему. Болингар, увы, такой ловкостью не отличался, и спуск для него занял достаточно много времени.

— Ты не торопись, — сказала Риверей спускающемуся по канату паладину. — Если ты сорвешься, то это будет катастрофа.

Она была права. Одно дело подхватить мага в тряпках или дворфа в кольчуге, на крайний случай. И другое дело ловить падающий с высоты нескольких метров полный комплект латных доспехов.

Дождавшись, пока паладин спустится вниз, они продолжили путь, стараясь не привлекать к себе внимания лишним шумом. Воргены были достаточно быстры, если бы только паладин не тормозил всю компанию. Глубоко вздохнув и принюхавшись, Хайгрейв заявил, что нерубов тут нет и они могут идти спокойно.

Он оказался прав. Зиккурат оказался заброшен. Похоже, все нерубы со смертью своего предводителя покинули свой дом. Дойдя наконец до королевского зала, в котором и происходил бой, они зажгли факелы. Казалось, из зиккурата исчезла вся магия, что нагоняла мрак и темноту. Скелета неруба на месте уже не было. Паладин подбежал к той самой магической стене, из-за которой Керли оказался в ловушке. Он чувствовал энергию барьера, но ни дворфа, ни его тела за ней он не нашел. Это порадовало паладина, ведь еще оставалась надежда, что Керли выжил. Сокровища за магической стеной тоже остались на месте. Но это было уже не важно.

— Я все обыскала. Тут ничего нет, — заявила Риверей.

— Думаешь, некроманты утащили труп неруба? — переводя взгляд на нее, спросил Хайгрейв

Внезапно что-то заклекотало. Все трое моментально выхватили оружие. Однако навстречу им из тьмы вышел всего лишь один тяжело раненный неруб. Причем он не был похож на мертвого неруба-могильщика, каких держат в армии плети, он был еще живым.

— Помогите нам, — проговорил неруб. — Этот тиран погубит весь наш род, — он рухнул на пол, не в силах больше стоять на ногах.

Риверей бросила свой лук на пол и рванула к нему. Паладин и Хайгрейв последовали за ней.

Умирая от кровопотери на коленях Риверей, неруб продолжил говорить.

— Он видел, как вы направлялись сюда. Послал отряд за вами. Не для убийства. Но нас поймали ловцы Даларана. Только мне удалось сбежать. Остановите ее.

— Где она?! — выкрикнула Риверей

— Она покинула Нордскол… ищет медальон. Помешайте… — внезапно неруб схватил лапу Риверей и вложил в нее магический осколок, покрытый паутиной.

— Узри же истину! — с этими словами сердце неруба, яростно бившееся в попытке справиться с кровопотерей, замерло.

Он умер.

Но от этого у них лишь прибавилось еще больше вопросов.

Внезапно паладина осенило.

— Медальон! Она думает, что он все еще у Лассары.

— Что это за камень? — проигнорировала его Риверей, держа в руке огромный голубоватый осколок.

— В Даларане разберутся. Возвращаемся. Нам тут больше делать нечего, — отозвался Хайгрейв

Далее
(5 эпизод)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.