Меню

Приказ Волка: эпизод 3

04.04.2018 - Рассказ WoW
Приказ Волка: эпизод 3

Портал вел в башню магов, которая находилась в Штормграде. В комнате, где они оказались, никого не было.

— Спасибо, Лассара. Я бы там в одиночку не выжил, — поблагодарил мага паладин.

— Жаль что я не смогла спасти остальных, — отозвалась она на удивление резко. — Расскажи, что именно случилось в том походе на зиккурат.

Паладин постарался описать все поход до мельчайших деталей.

— Хмм. Битва с нерубом. Интересно. Она значит с ним где-то уже встречалась и, судя по всему, желала отомстить. У меня даже есть пара догадок, где она могла с ним встретится. А что по поводу кулона — опиши мне его. Несомненно, он был важен ей.

Паладин был в растерянности. Он не особо запомнил, как выглядел кулон.

— Вроде обычная позолоченная безделушка, — пожал он плечами. — Хотя был в ней один интересный магический эффект: в середине был стеклянный сосуд, в котором витала песчаная буря. К сожалению, больше я и вспомнить ничего не могу.

Дренейка достала амулет с волчьей головой, что продолжал мерцать энергией.

Подойдя к столу, она разложила там карты со свитками и небрежно бросила медальон на них сверху.

— Пока я изучала его, мне удалось найти немного информации, — проговорила Лассара. — Изображение на медальоне является символом древнего форта Архок. Это было небольшой крепостью, рядом с Гилнеасом в Серебряном Бору, уничтоженной впоследствии нежитью. Королем Гилнеаса, если не ошибаюсь, является Генн Седогрив, и вместо того, чтобы защитить свой народ, он отгородился от всего мира стеной. Чтобы король и бросил своих людей на произвол судьбы?! — дренейка осеклась. — Впрочем, не мне лезть в чужие дела.

Болингар лишь молча кивал, не смея перебивать ее.

— Увы, больше в Штормградской библиотеке я ничего не нашла, — продолжила Лассара. — Если ты собираешься докопаться до всей истины, то единственный вариант — отправиться в Серебряный бор и искать уже там. К сожалению, больше я ничем не смогу помочь.

— Ты… Ты не пойдешь со мной? — тихо спросил паладин. Он понимал, что и так злоупотребил ее терпением и временем.

— Прости, но у меня есть дела важнее, — дренейка лишь пожала плечами.

— Да, ты права, ты и так много сделала для меня, — Болингар выпрямился. — Спасибо за все. И прости, если доставил неудобство.

Спускаясь по лестнице, паладин обдумывал следующий шаг. Денег на перелет до Лагеря Промозглого Ветра ему хватит, а дальше что? Надо будет пересечь руины Альтерака, а потом по тракту двигаться до южных ворот. Но даже преодолеть Предгорья Хилсбрада не так-то просто. Это территория отрекшихся. Все уцелевшие жители укрылись за стеной в Гилнеасе, оставив лишь руины с другой стороны. Пока Болингар обдумывал свои дальнейшие действия, он и не заметил как уже оказался около насеста грифонов.

— А ладно, на месте разберусь, — в самом деле, паладин не был силен в логике и предпочитал решать все проблемы уже непосредственно на месте.

***

Западные чумные земли. Лагерь Промозглого Ветра

На заставе он смог купить себе коня. К счастью, он стоил недорого.

На дорогу ушло много времени, слава свету, обошлось без приключений. Руины Альтерака он проехал без неприятных встреч с Синдикатом.

Удивительно, но на тракте он не встретил вообще никого, ни одной живой души. К слову, нежить он тут тоже не встретил.

Но больше всего его поразили южные врата: они были нараспашку, ни намека на охрану рядом. Что же заставило людей забросить их? Проезжая под мрачными сводами, Болингар невольно то и дело оглядывался. Слишком тихо. Словно кто-то готовил ему ловушку. Стук копыт его коня раздавался эхом. Эхом в его голове. Эхом в этих забытых Богом вратах. Эхом по всей местности. Но паладин так никого и не заметил. К счастью.

Отъехав от южных врат, паладин невольно выдохнул с облегчением.

На дорогу по Предгорьям Хилсбрада у него ушло около часа. И все это время он накручивал сам себя, ожидая засаду или еще что похуже. Стоило ему услышать странный звук, как он пускал коня галопом, сворачивая с дороги и пробираясь кустами, надеясь спутать свои следы. Правда порой он понимал, что это пустая паранойя, но страх не отпускал его.

На горизонте виднелась огромная стена, построенная королем Генном Седогривом. Болингар тоже, как и Лассара, осуждал ее решение отгородиться за стеной. Но Генн Седогрив давно уже пал и сделать больше ничего не мог. Впрочем, сдав все позиции отрекшимся, он и так подпортил жизнь своему народу на много лет вперед.

Cataclysm_Gilneas_-_City_StreetsВойдя в заброшенную деревню близ стены, паладин почувствовал, как его переполняет отчаяние. Улицы были пусты. Часть домов была заколочена, часть разрушена. Лишь куски пергамента летали по дороге, подгоняемые ветром. В те дома, что были заколочены, паладин опасался заходить. Мертвые жители смотрели из окон прямо на Болингара. Он выхватил молот, но тот не засветился ярким светом.

— Что? Неужели свет оставил меня? — ему хотелось повернуть коня и ускакать прочь.

Но Болингар должен найти ответы в этой деревне, хотя вернее будет сказать, на этом кладбище. Жуткую атмосферу нагоняла гробовая тишина, и только вороны периодически давали понять, что все это не беззвучный сон.

Что он пытался тут найти? Он не сможет обыскать каждый дом. Он вновь достал медальон Кейт, пытаясь найти хоть какой-то схожий рисунок. Но тщетно.

Внезапно раздался шорох. Паладин развернул коня и приготовился к бою. Однако никто так и не вышел к нему. Простояв так три минуты, паладин таки сдвинулся с места, постоянно оглядываясь на то самое место, где он услышал шорох.

Впереди показалась усадьба. Знака волчьей головы не было и там. Но может ему повезет найти хоть какие-то записи о форте Архок? Болингар спешился с коня и вошел в усадьбу. Как и все селение, она была заброшена. Он огляделся. Перед ним раскинулся огромный зал, видимо гостиная комната: вся в паутине, с разгромленной мебелью, на камине толстый слой пыли.

Из комнаты были два боковых дверных проема и лестница на второй этаж. Болингар двинулся к ближайшей двери, когда сзади него что-то скрипнуло. Он обернулся, готовясь в любой момент выхватить убранный ранее молот.

Но сзади него никого не было, только ветер завывал, врываясь в новое для себя место через раскрытую дверь и тревожа паутину. Болингар выдохнул и продолжил свой путь. Кухня и видимо кладовая. Паладин окинул быстрым взглядом разбитую утварь и направился в другую сторону. Там ему повезло больше: это был кабинет бывших хозяев. Мужчина подошел к столу и осмотрел лежащие там бумаги: счета, земельные договоры, заказы на партию слитков и прочие бесполезные документы.

Вся стена была закрыта книжным шкафом. Болингар провел рукой по книгам, надеясь найти здесь тайный проход. Но ничего. Он нахмурился. Сколько же лет прошло с того момента, как это место было опустошенно? Его внимание привлекла одна из книг, она словно выделялась на фоне остальных. Паладин выдернул ее, но шкаф продолжил стоять, словно насмехаясь над ним. Скрывая разочарование, Болингар пролистал книгу. Она оказалась действительно необычной, а с секретом: в ней хранилось двадцать золотых.

— Ну хоть что-то, — с досадой произнес паладин и захлопнул книгу.

Из кабинета он двинулся дальше изучать первый этаж. Но в следующей комнате его ждала лишь темнота. Паладину пришлось вернуться в другое крыло и повозиться в поисках свечей. Ему повезло, он смог найти небольшой огарок. Осталось надеяться, что этого хватит, чтобы изучить всю комнату.

Болингар зажег свечу в кабинете и прошел дальше. Тусклый огонь выхватил из тьмы книжные полки. Библиотека!

— Хвала Свету! — сорвалось у него с губ.

Уж здесь-то он сможет найти хоть какую-то информацию. Паладин подошел наугад к ближайшим полкам и взял книгу. «Ахерион: мир демона».

— Значит, здесь книги на А, — пробормотал он довольно. — Значит, и Архок должна быть тут.

Следующая книга была «Аркейдж». После «Арканум». Библиотекарь явно не особо беспокоился о том, чтобы разложить книги по алфавиту: лишь бы первая буква совпадала.  Болингар уже потерял счет книгам, вытаскивая одну за одной. И выхваченное из темноты название «Зерус» его неприятно удивило. Когда он успел перебраться на другую букву?

Паладин вернулся ко входу и поднес свечу к шкафу, больше не трогая книг.

— «Андем», не то, — бормотал Болингар, присматриваясь к названиям. — «Анриал». Да, черт побери, ее похоже тут вообще нет.

Мужчина со всей силы ударил по книгам, и на него сверху упала еще одна книга. Паладин поднял ее. Видимо она лежала на самом верху, что он ее даже не заметил. Смахнув слой пыли с обложки, он разобрал название «Архок».

— Отлично!

Паладин затушил свечу и вышел в относительно освещенный кабинет. Там он собрал все бумаги в одну стопку, убрал в сторону скрытую под беспорядком книгу под названием «Воля Гибрида» и сел, раскрывая перед собой книгу «Архок».

“Форт Архок был построен во времена второй войны эльфийским героем Лореталем.”

Паладин вспомнил, во что сейчас превратились эльфы, манОзависимые, эгоистичные, самовлюбленные гады.

“Форт быстро влился в торговую сеть окружающих городов, благодаря шахте, в которой обнаружили множество драгоценного металла. Постепенно Архок привлекал новых людей.  Вскоре Форт оброс торговыми лавками с магическими предметами, хлевом для животных, таверной. Была построена кузница, а напротив нее ювелирная мастерская. Теперь из добытого в шахте металла получался сразу готовый товар.”

Болингар нахмурился. Ему нужна информация другого рода.

Раздел о третьей войне он пролистал сразу, едва прочитав название.

“Сначала вспышка эпидемии произошла в Андорале, потом в крупной деревне Брилл. А вскоре и в Архоке началась чума. Неизвестно что послужило началом чумы, но многие жители погибли.

Настали темные времена. Часть пораженных чумой не просто погибала, она становилась нежитью и нападала на своих близких. После этих инцидентов был издан приказ о сожжении всех, кто болен чумой.

Несмотря на сожжение большей части жителей, Архок еще пытался сохранить статус автономной крепости. Но без поддержки короля это было невозможно. В итоге главнокомандующий фортом Архок выходит из власти Генна Седогривого и объявляется предателем.

Волна нежити проходит опустошающим ураганом по Серебряному Бору, уничтожая все на своем пути. И только стоящий за стеной Гилнеас они обошли стороной.

Архок пал под превосходящими силами армии нежити.”

Пустая, лишенная подробностей книга. Болингар с досадой захлопнул книгу. Ни одного ответа на его вопросы. Ни одного!

Выйдя из усадьбы, Болингар огляделся снова, скорее уж из привычки, чем реально ожидая нападения. Каково же было его удивление, когда он наткнулся на стрелу, вонзившуюся в угол дверного проема. На древко стрелы был намотан кусок пергамента. Паладин осторожно выдернул стрелу и снял с нее пергамент:

Патруль отрекшихся скоро будет здесь. Беги отсюда.

От того форта, что ты ищешь, осталась только башня.

Недалеко стоит,в холмах, не ошибешься. Там и встретимся. Надо поговорить.

Болингар перечитал содержимое несколько раз, прежде чем до него дошел смысл послания. Кто мог ему это оставить? Только тот, кто знал, что он ищет… Кейтлин! Паладин вскочил на коня и понесся по улицам заброшенной деревни. Выбравшись из деревни, паладин забрался на ближайший холм и огляделся. Действительно, патруль отрекшихся направлялся прямо в деревню с противоположной стороны.

Отвернувшись к ним спиной, он разглядел впереди одиноко стоящую башню перед горами. Она словно выгляКаражандывала настороженно из окружающих холмов. Болингар оглядел местность, пытаясь понять, как же ему проехать туда? Наконец, он различил остатки от некогда проложенной дороги и двинулся вперед.

Он уже потерял счет количеству сделанных поворотов, благо башня была все время на виду и позволяла не терять направление. Зато это объясняло, почему Архок стал автоматизированной крепостью. Узкие извилистые дороги среди холмистой местности не позволили бы окружить Форт. Расположенные рядом горы способствовали развитию добычи горной руды. Наверняка поблизости была и река. Да и достаточно места было для пашен и ферм.

Но стоило ему выехать на прямой путь к башне, как перед ним раскинулась огромное ровное поле. Почти. Повсюда стояли сгоревшие здания и полуразрушенная защитная стена. Лишь башня в центре была в относительном порядке. Хотя и она явно пострадала от осадных орудий.

Паладин промчался по остаткам улиц напрямую к башне, спешно тормозя коня и спрыгивая с него. К его удивлению, тут даже была целая дверь. Болингар аккуратно открыл ее, ожидая скрипа или еще чего-то. Тишина. Он прошел в круглую комнату и огляделся. Ни паутины, ни пыли, словно тут кто-то обитал. Неужели?

Он заметил винтовую лестницу наверх и поспешил к ней. С опаской поглядывая себе под ноги, ожидая, что ступени в любой момент могут провалиться под его тяжелыми латами, он поднялся.

Лестница вела под самую крышу, где паладин вышел в подобие гостиной комнаты. В противоположном конце стоял камин, обрамленный двумя лестницами сбоку. Болингар понял, что выше есть еще одна комната, и почувствовал, как мурашки побежали по коже.

Возле камина спиной к нему стоял диван. Сбоку к дивану был приставлен огромный лук. Кейтлин? Он скосил взгляд, проверяя тень. Нет. Это не она.

— Ну наконец-то. Долго же ты, — голос был смутно знаком Болингару, но он так и не мог понять, кто это.

Она встала, подхватила лук и не спеша подошла к паладину. Теперь он смог полностью ее разглядеть.

— Оборотень! — воскликнул Паладин и выхватил молот.

Перед ним стояла волчица, безумно похожая на рыцаря смерти, с которой  Болингар бился у крепости Отваги. Ее лицо было спрятано за волчьей маской.

— Что?! Оборотень?! Ну ты и дикарь. А еще паладин называется.

— Кто ты?! — потребовал ответа паладин.

— Мда. Я думала, ты более образованный. Но видимо нет. Чтож, полагаю мне стоит представится. Мое имя — Риверей. Я — егерь. Периодический убиваю патрули отрекшихся. А так же спасаю всяких дураков, у которых хватает ума сунуться в серебряный бор.  Вот ты мне скажи, что ты забыл в этой деревне?

Паладин успокоился и убрал молот.WoWScrnShot_040418_221345

— Я ищу форт Архок.

— Я это заметила. Хорошо, ты в Архоке. Что дальше?

Болингару совсем не хотелось доверять ей. Но он понимал, что это единственный способ узнать хоть что-то.

— Скажи. Ты знаешь, что это? — паладин достал из кармана медальон с изображением волка.

Глаза волчицы расширились. Казалось, этот медальон ее сильно шокировал.

— Где ты его взял?!

— Это медальон моего друга. Это все, что от нее осталось, — ответил паладин.

— Друга? — на миг оборотень задумалась. — Кейт?! — переспросила волчица, протягивая свою лапу к медальону.

— Да, это она. Откуда ты ее знаешь? — Болингар напрягся.

— Долгая история. Расскажи все, что знаешь. Что случилось с Кейт? — снимая свою маску, произнесла она.

Риверей указала на стоящий за ним стол и стул. Сама же она села с другой стороны. Паладин последовал ее примеру. И начал свой рассказ. Он не хотел посвящать ее во все детали, но внимательный взгляд волчицы так и заставлял его вспоминать все до мельчайших деталей.

Чем дальше он рассказывал, тем сильнее прятала волчица свои глаза. Когда Болингар закончил, его собеседница совсем расклеилась. По ее щеке пробежала слеза. Паладину не хотелось ее трогать сейчас, но он пришел за ответами и желал их получить.

— Скажи. Ты можешь объяснить мне, что случилось? Кейт была для меня хорошим другом. И что за оборотень охотится за ее медальном?

Смахнув слезу лапой, Риверей взглянула на паладина. С дрожью в голосе она произнесла:

— Не оборотень, а ворген. А во-вторых, этот оборотень, что пришел за медальном, и есть Кейт, — Риверей вновь взглянула на паладина, выглядящего ошеломленным. — Ты разве не знал, что у воргена два имени? Одно — человеческое, другое — имя волка. Ты знал ее только как человека. Но даже понятия не имел, с кем имеешь дело. А она это искусно однако скрывала.

Риверей со вздохом встала и достала бутылку с вином и два бокала.

— Я ненавижу вспоминать то время. Но видимо необходимо, — она налила один бокал и предложила его паладину.

— Не пью, простите, — Болингар не хотел туманить голову алкоголем.

— Ну ладно, — волчица вернулась на свое место, гипнотизируя взглядом напиток. — Кейтлин,  жила в этом самом форте Архок. Более того. Она была дочерью командующего фортом. И он знал правду о ней. Отец пытался скрыть от остальных ее истинную сущность. Будучи волком, она долгое время не покидала башню. Пока она не научилась контролировать оба своих облика. В тайне от всех он обучал ее военному ремеслу и магии, он хотел вырастить из нее великого воина. Рыцаря, что потом продолжил бы его дело. Ее успехи в владении двуручным оружием поражали. Сила зверя позволяла ей с легкостью маневрировать клинком. Но даже после окончания обучения, она даже не пожелала выйти из чертовой башни и пройтись вокруг. А если и выходила оттуда, то смотрела на остальных, как на недостойных. Словно все они лишь пешки, а она королева. Ее высокомерие не знало границ. Но Самириса это не волновало, ибо она была крайне исполнительным учеником. Но даже это можно стерпеть. Но дальше все стало только хуже.

Ворген осушила бокал одним махом и налила себе еще.

— Вновь вмешался Генн Седогрив. Он объявил охоту на воргенов, назначил награды за их головы и начал подтягивать народ в свои владения за стеной. Отец, командир форта Архок Самирис, отправился к королю на аудиенцию с просьбой и их принять за стеной. Только вот… Король прознал о Кейтлин. И потребовал ее волчью голову. Только тогда он согласен дать защиту Архоку. Самирис вспылил и вызвал короля на бой выхватив клинок. Однако король не собирался биться с ним, просто приказал страже схватить его. Убив несколько гвардейцев короля из его личной стражи, он смог сбежать из Гилнеаса. Но теперь он был обречен. Он понимал, что шансов пережить волну нежити в одиночку почти невозможно. Но ничего другого ему не оставалось. Иронично, но в Архоке собрались все, кого Генн Седогрив не принял за стену. А именно остальные воргены, сумевшие сбежать из Гилнеаса. Прятаться уже не было смысла. А так это хотя бы увеличивало наши шансы. Но их все раcunning_crypt_fiend_by_gimaldinov-d6fihk3вно было недостаточно. Самирис был опытным стратегом. И рассчитывал на длительную осаду. Но его ожиданиям не суждено было сбыться. Он знал чтобы армия тьмы сильна. Но чтобы настолько…

— В книге про Архок было совсем не это написано, — возразил паладин.

— Книгу писали люди короля Седогрива. Как думаешь, почему истории отличаются?

Риверей вновь наполнила стакан красным вином и одним глотком осушила стакан. После чего тяжело вздохнув, Риверей продолжила рассказ.

— Мы были готовы к нападению, вернее думали, что были готовы. Но мы сильно недооценили противника. Нежить возникла словно из ниоткуда, вихрем сметая все укрепления и проникая в форт. Мы боролись до конца, когда Самириса внезапно отрезало от нас. Он был загнан в ратушу, которую они подожгли. Словно этого было мало, командующий нежитью неруб пожелал покончить с ним лично. Он бросился в ратушу, не опасаясь всепоглощающего огня. Не знаю, что там происходило. Помню лишь, как Хассара на глазах у выживших обратилась волком, выхватила меч у одного из солдат и ринулась в горящую ратушу. В конце концов, часовая башня рухнула, погребая за собой остатки здания. Из-под обломков завала вышел только Неруб, с свисающей паутиной на когтях и тускло мерцающим кулоном на шее. Ни Самириса, ни Хассару я больше не видела. Медальон же, с которым ты пришел сюда, был памятным подарком отца Хассаре.

От изумления паладин потерял дар речи.

— Но откуда… — вырвалось у паладина.

— Откуда я это все знаю? — перебила его Риверей. — Я — ее сестра.

Далее
(4 эпизод)

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.