Меню

Приказ Волка: эпизод 11

27.10.2018 - Рассказ WoW
Приказ Волка: эпизод 11

На утро паладин вскочил словно под вой сирены. Фиона ходила вокруг лагеря и не находила себе места. Таренар все еще спал в спальном мешке.Все были обеспокоены чем-то. И только Риверей тихо мирно спала прямо на земле.

Первым к паладину подошел Звераго

— Гидвин пропал, — мрачно произнес он. Зрачки паладина расширились.

— Как пропал?! В смысле пропал?! — тут Болингар начал жалеть, что все же не сменил Риверей на посту. Как он мог вообще заснуть, если знал, что вокруг в тенях прятались враги? Что он за придурок-то такой беспечный?

Внезапно Риверей вскочила на обе лапы, резко развернулась и выхватила клинки: один — из под плаща, другой — с пояса. Оглядев обстановку, она убрала оружие.

— Какого?! Что произошло?

— Гидвин пропал. Я обошла уже всю округу, но его нигде нет, — первая пожаловалась Фиона. — Прошу помоги его найти! Вдруг он…. Нет, я даже думать не хочу.

— Что ты помнишь последнее, Ривер? — спросил Звераго.

— Я… Я помню, как что-то коснулось моей головы. Что-то мягкое. Я резко обернулась, но, едва увидев кровавые глаза, я рухнула на землю. А потом… потом я проснулась, — пребывая в полной растерянности, проговорила Риверей. К тому же ей было стыдно, что она подвела всю компанию, и что именно из-за нее пропал Гидвин.

— Ее усыпили. Это многое объясняет, — закончил за нее Звераго. — Ладно, пойдем искать дворфа. Не оставлять же Фиону наедине с ее горем.

Несколько раз Риверей внимательно обошла лагерь. Несколько раз заглядывала под джилианс. Несколько раз сходила с дороги к окраине леса. Но каждый раз возвращалась ни с чем.

— Не могу поверить! Никаких следов! Вообще ничего! Так не бывает. Разве что Гидвина унес дракон. Но вероятность сами знаете какая. Я вот даже не знаю. Хотя подожди, — на этих словах взор Риверей устремился на Звераго.

— Понятно. Ладно, я попытаюсь его учуять. Будем надеяться, что запах дворфийского пива я ни с чем не спутаю.

Болингар быстрым шагом подошел к Фионе.

— Не беспокойтесь. Мы его найдем. Таренар даже проснуться не успеет. Мы приступим к поискам немедленно, а вы пока оставайтесь здесь. В лесу водятся опасные твари, с которыми вам не справится одной.

— А Гидвин? Он разве не один среди жутких тварей, пораженных чумой? Я с вами! — воскликнула Фиона.

— Исключено! Вы останетесь тут. Кто-то же должен остаться с Таренаром. А что по поводу Гидвина, мы постараемся найти его как можно скорее. Он хотел стать паладином, если у него были до этого хоть какие то тренировки, они ему сейчас очень пригодятся. Даже самых начальных знаний должно хватить, чтобы отгородиться от чумы. А что поводу диких зверей и прочей нечисти… — паладин промедлил. — Надеюсь, он хороший боец.

И вот на этих словах у Фионы началась паника.

Он хотел успокоить воргеншу, но у него это явно не получилось. Теперь Фиона сидела вся как на иголках. Но тем не менее согласилась с паладином, что ей стоит остаться с Таренаром.

— Прошу. Они — это все, что у меня есть. Пожалуйста! Верните его домой! — со слезами на глазах вцепилась в паладина Фиона.

Паладин вгляделся в эти глаза, полные не только страха, но и надежды.

— Мы вернем его. Любой ценой, — твердо и решительно произнес Болингар.

Ему оказали более чем теплый прием, и как он за это отплатил? Но этот раз он не уйдет, пока не найдет Гидвина. Даже если придется прочесать весь лес и заглянуть под каждый камень. Подобная решимость придавала ему сил. Однако паладин весь содрогался только от одной мысли, что парень уже погиб. Как он посмотрит Фионе в глаза, если принесет в лагерь безжизненное тело Гидвина? А Таренару? Нет, не бывать этому.

— Кажется, я знаю, куда его потащили. Идем! — выкрикнул Звераго.

Паладин сорвался с места и почти не отставал от ферала. Звераго постоянно петлял, резко сворачивая каждый раз в новую сторону. Несколько раз они выходили к реке, но ферал тут же разворачивался назад в лес. Раза три они выходили к разрушенной деревне, причем одной и той же. Когда в третий раз они вышли к уже знакомым кустам вдоль реки, Звераго сорвался.

— Это замкнутый круг какой-то! — воскликнул ферал. — Такое ощущение, что его тащат по кругу. Причем в разы быстрее, чем мы эти круги наматываем! Это же невозможно!

— Времени у нас все меньше. Предлагаю разделиться, — предложила Риверей.

— Это опасно. Я думаю, стоит держаться вместе, — ответил Звераго.

— Ривер права, — заявил паладин. — Если мы разделимся, мы успеем охватить большую площадь.

— Да вас же сцапают по одиночке! — протестовал ферал.

— Я лучше погибну, чем буду медлить!  — выкрикнул Болингар.

— А так мало того, что ты Гидвина не найдешь, тебя еще и нечисть прибьет! — ответил Звераго, постепенно переходя на рык.

— Довольно! — Риверей встала между паладином и фералом. — Мы разделимся. Я согласна с паладином. Я скорее с горы спрыгну, чем вернусь к Фионе с мертвым мальчиком на руках.

— Ладно. Только не ломитесь сломя голову, — немного остыв, произнес ферал.

Звераго отправился вдоль по реке. Ривер продолжила патрулировать лес поблизости, а паладин отправился в Некроситет.

ПочваWoWScrnShot_102718_004050 вокруг разрушенных зданий была гнилая. А в разрушенных домах скрывались голодные вурдалаки. Внезапно на паладина со спины напал чумной волк. Но преисполненный решимостью паладин резким движением скинул его с себя и одним лишь заклинанием сжег дотла нечестивую плоть, оставив лишь обугленные кости от мертвого волка.

Врываясь в каждый дом, паладина мало заботило, что он создает слишком много шума и тем самым привлекает вурдалаков. Ведь чем больше он тут шумит, тем больше вурдалаков к нему сбежится и меньше вурдалаков встретит на своем пути Гидвин. План прост как два медных. К тому же уничтожение нежити — это прямая обязанность паладина. Так что тут уже сомневаться не приходилось. К удивлению паладина, он похоже умудрился привлечь вообще всю нежить в округе. Но Болингару было не впервой сражаться против численного перевеса. К тому же паладин занял оборону в одном из зданий, заняв очень удобное место в проходе. Так его не могла окружить нежить. Она вся ломилась через главную дверь старой казармы.

Ровно до тех пор, пока огромный кусок мяса с крюками и огромным тесаком не проломил  стену казармы. Уворачиваясь от удара тесаком, паладин смог пробиться через главный ход через вурдалаков и выбежать на площадь. Впереди маячил заброшенный замок. Паладин устремился туда в надежде, что этот мясник не пролезет в ворота. Удивительно, но крепость пустовала. Там даже нежити не было. Поднявшись на второй этаж, паладин забаррикадировал лестницы старыми шкафами, надеясь, что они выдержат.

Пройдя половину второго этажа, паладин наткнулся на вход в башню. Она была разрушена и подниматься на нее небезопасно. Но Болингара это опять же не заботило. Сейчас на кону стояли вещи более важные, чем безопасный подъем на башню. Забравшись на нее, он оглядел округу.WoWScrnShot_102718_004039

Отсюда открывался прекрасный вид. Прекрасно был виден караван Фионы. Риверей не было видно под кронами деревьев. Паладин перевел взгляд на реку. Вдоль нее, направляясь к каравану, шел Звераго. А рядом с ним шел Гидвин!

Паладин глубоко выдохнул. Слава богу, все обошлось. Гидвин жив. Цел и, кажется, даже невредим. Теперь как-то надо было выбираться из Некроситета. Обойдя всю башню, паладин наткнулся на сундук, запертый на замок. На очень ржавый замок. С криком «Ключи для слабаков!» он проломил крышку сундука молотом. Убрав поломанные доски и отодрав крышку, паладин нашел в сундуке пару стрел, старый мушкет, немного пороха с пулями, 23 серебряных и какое то странное гномское изобретение.

Аккуратно вытащив его из сундука, паладин расправил его. Это был планер. К счастью, к нему прилагалась инструкция. Однако читать ее было некогда. Нежить проломила баррикаду и направлялась к нему. Развернув планер в нужную сторону, паладин подошел к краю башни. Взглянув вниз на скалистый берег, паладин усомнился в своей затее. Что если планер его не выдержит? WoWScrnShot_102718_005106Мужчина задумался было над запасным вариантом, но тут вурдалак схватил его за ногу, и паладин поспешил освободиться. Времени на размышления больше не было; он спрыгнул с башни.

Болингар в голове перебирал всевозможные молитвы свету, пока звонкий ветер шумел в его ушах. Ему было страшно видеть, как острые рифы все ближе и ближе, поэтому он закрыл глаза. Резкий щелчок, и падение замедлилось. Паладин открыл глаза. Планер раскрылся, и теперь он уже летит над морем, окружающим Некроситет.

Паладин был счастлив как никогда. Наконец-то этот ужас закончился. Все живы и здоровы. Однако из-за того, что планер паладина раскрылся слишком поздно, Болингар понял, что не долетит до берега. Постепенно он снижался. Стоило ему рухнуть в воду, как она залила его доспехи, утягивая его как можно глубже. Болингар попытался зацепиться за части планера. Но они тонули, как только паладин их касался. Болингар пытался всеми силами остаться хотя бы на плаву. Но латный доспех уверенно тянул его на дно. Паладин пытался грести руками в сторону берега, но вода затекала в латные перчатки и сапоги, и он становился все тяжелее и тяжелее. Проплыв пару метров, паладин выбился из сил. Вода начала заполнять легкие, а глаза — слипаться. Сил больше не было. Болингар полностью погрузился в воду, постепенно все сильнее опускаясь на дно.

Внезапно он почувствовал, касание когтистой руки. И тут вода захлестнула его разум, и паладин отключился.

WoWScrnShot_102718_222827

На его грудь беспощадно давили, а голову то и дело поворачивали в разные стороны. Болингар попытался сделать вдох, но легкие тут же обожгло, и он вспомнил. Он тонул, когда его вытащили за шкирку, словно кота, из воды. Тело отказывалось слушаться. Ему бы перевернуться да избавиться от скопления воды в горле. Но сил не было абсолютно.

— Видишь ли, фактически он не ранен, — донеслось до него. — И я не знаю, как помочь.

— Черт побери, Звераго! Ты друид или нет? — голос собеседника дрожал. — Неужели у тебя нет ни одного подходящего заклинания?

Звераго и Риверей. Видимо, паладина спас кто-то из них. И сейчас они пытались оказать ему первую медицинскую помощь.

— Ривер, ты же сама хвасталась, как спасала утопающих в Гилнеасе, — прорычал Звераго.

— Так я и тут его вытащила, — парировала охотница. — Но он все ещё без сознания и вот-вот умрет!

Паладин почувствовал удар по лицу чем-то мягким и когтистым.

— Я сделал все, что мог, — равнодушно ответил Звераго.

— Придурок! — зло прорычала Риверей.

Судя по звукам, она рухнула рядом с Болингаром на колени, и он почувствовал ее дыхание на своем лице.

— Искусственное дыхание в волчьем облике? Да ты ему пол-лица так отгрызешь! — Болингар напрягся, услышав слова Звераго.

— Мне некогда менять форму, — парировала Риверей. — Все лучше, чем стоять и бездействовать.

Паладин ощутил аккуратное прикосновение лап к своему лицу, а после неловкий тычок холодного носа.

— Думаешь, разбудить его поцелуем, словно спящего красавца? — съязвил Звераго. — Может, давай я попробую?

— Лапы прочь! — дернулась охотница, и от толчка Болингар перевернулся на живот.

Вода тут же поспешила вон из горла, и он закашлялся, отхаркиваясь.

— О, он и сам пришел в себя, — обрадовался Звераго.

— Ты как?! — Риверей подхватила паладина, придерживая его за грудь и хлопая по спине, помогая избавиться от воды в легких. — Ты чуть не потонул!

Болингар лишь кивнул, чувствуя, как горят его щеки. Он чуть было не поцеловался с воргеном! Правда, она считала, что он лежал без сознания и просто хотела так помочь… Но факт оставался фактом. Паладину захотелось забыть об этом, причем как можно скорее.

— Звераго. Прошу. Если я буду тонуть на твоих глазах. Дай мне умереть. Это будет милосерднее, чем твои попытки спасти кого-либо, — съзвила Риверей, глядя на ферала.

— Да я же не со зла! — оправдывался ферал. — Растерялся, с кем не бывает.

Ферал взмахнул лапой, и кровавые царапины на лице Болингара исчезли.

— А что с Гидвином? — с трудом вставая на ноги, спросил паладин.

— Все нормально. Я уже вернул его Фионе, — ответил Звераго. — Мне было конечно очень приятно, что юнец всю дорогу меня восхвалял как великого спасителя. Но я больше боялся, что на его выкрики сбежится еще какая нечисть.

— А что именно с ним случилось? — спросил паладин.

— О-о. Гидвин тебе с удовольствием сам расскажет, я в таких красках описывать не умею, — улыбнулся Звераго.

Когда вся компания наконец вернулась к каравану, их с радостными криками встретили Таренар и Гидвин.

— Простите, если задержали вас. Караван готов к отправке, — виновата произнесла Фиона. — Мне жаль, что вам пришлось испытать все это. Но я не знаю, что я без вас бы делала. Может быть, я смогу вам еще чем-то помочь, кроме как отвезти до призрачных земель?

— Нет, Фиона. Тебе и так живется не легко. А мы были рады тебе помочь, — наотрез отказалась Риверей.

Когда наконец лагерь был собран, герои присоединились к каравану, чтобы двинуться в путь.

— Гидвин. А что случилось-то? — спросил паладин. — Звераго мне сказал, что ты мне все расскажешь.

— Ой зря ты его спросил, — прошептал Таренар.

Гидвин действительно был как заводная бомба. И ему нужен был лишь малейший повод, чтобы обрушить всю мощь своей эпичной истории на бедных слушателей.

— Просыпаюсь я значит такой посреди ночи, открываю глаза, а там нерубы! Оглядываюсь по сторонам. А рядом Ни Фионы, ни Таренара, никого. Зато рядом валяются мой меч и щит. И тут я понял, что надо действовать! Руки были связаны не сильно, и я смог освободиться от паутины и схватить щит и меч! Несколько нерубов моментально среагировали! Они меня пытались поймать! Но я был чертовски проворен! Я раз за разом наносил удары по их тонким ножкам. Но они почему-то не падали. Они игнорировали мои выпады! Попытались меня вновь связать! Но я отбился щитом и рванул к выходу! Я бежал так быстро, что казалось даже гепард позавидовал бы моей скорости! И когда я почти выбежал из пещеры, в которой меня держали, то за что-то зацепился! Мой плащ. Один здоровенный неруб прижал его когтем к земле. Он схватил его и начал подтягивать меня к себе. Я пытался стащить с себя плащ. Но не успел. Это чудовище схватило меня быстрее. Как внезапно я услышал голос.

Гидвин попытался подражать какому-то странному хрипло-рычащему голосу, словно пародируя незнакомца:

-Вы придурки! Вы что наделали!? Какого черта вы просто связали его!? Ясно же было сказано. Обмотать в кокон! Идиоты! А если бы он сбежал?! Все самому делать!

Я хотел повернуться на голос. Но неруб зафиксировал мою голову. Неожиданно что-то коснулось моей головы, и я рухнул на землю.

Последнее, что я слышал, так это то, что то незнакомец продолжал угрожать нерубам.

-Если он еще раз сбежит до моего следующего визита, вы пожалеете, что вообще из кладки вылезли!

Это точно какой-то некромант или рыцарь смерти! Я не знаю, почему, но я в этом уверен! Вот не сладко-то будет этим тараканам! В общем как только я очнулся второй раз, я был в коконе. И на этот раз связан прочно. Простояв где-то пол часа в коконе, я начал слышать шум битвы. А когда звуки стихли, Звераго одним ловким движением порвал кокон. Вокруг него валялось куча мертвых нерубов. Блин! Жаль, я не видел, как он их всех порвал! А еще жалею, что сам не смог принять участие.

WoWScrnShot_101518_181420

— Да и слава богу, что не смог! — воскликнула Фиона.

— Звераго их всех в одиночку порвал! Там их было… щас секунду. Один, два, пять, в общем дофига! Неужели бы я даже с одним бы не справился?!

— Да, справился бы! — поддержал его Звераго. — Бойцы они были так себе. Удивительно, как они вообще смогли незаметно утащить тебя из лагеря. Риверей, ты в курсе, что тебя обставила небольшая группа нерубов, которые умеют только детей воровать? — съехидничал Звераго.

— Я тебе могу напомнить, как ты утопающих спасаешь, — ответила Риверей наглому фералу.

— А что, кто-то тонул? — хором спросили Таренар и Гидвин.

— Ага. Доблестные паладины, как правило, плавают как топор, — похоже Звераго вошел в раж.

И даже не думал останавливаться. А Болингар его считал молчаливым. Но при детях видимо он стал раскованнее себя вести. Может быть ему тоже не хватало в своей жизни немного детского смеха и веселья? Паладин хоть и совсем не знал Звераго, но примерно представлял, что он чувствует. Ведь обычно Болингар тоже был немногословен. Но эти двое. Они любому поднимут настроение.

Риверей принюхалась к фералу.

— Погоди. Ты что, пьян?

— Это я его угостил! — гордо заявил Гидвин.

Паладин с трудом сдержал смех. Действительно. Алкоголь любому развяжет язык.

— Ну, Гидвин за свое спасение меня угостил каким-то пивом, а что такого?

— Не каким-то! А моей фирменной медовухой! — возразил Гидвин.

— А ну тогда понятно! От дворфийского пива даже драконы пьянеют, — закончил мысль паладин.

Все его предыдущие размышления пошли прахом. Причина была настолько банальна, что он даже и подумать о ней не мог.

— Погодите. А что дальше-то было? — спросил Таренар.

— Болингар пошел искать Гидвина по Некроситету. Не знаю, что там произошло. Но я, честно говоря, был в шоке, что он на моих глазах спрыгнул с башни. Сначала я подумал, что у него крыша полетела. Но потом прямо за ним раскрылся планер. Но наш герой не долетел до берега.

— И ты его тоже спас? — спросил Гидвин.

— Нет, не я. Да будет тебе известно, что коты не умеют плавать.

— Но ты же не обычный кот! Ты же друид! — не унимался Гидвин.

— Тем не менее, его вытащила из воды Риверей, — проигнорировав Гидвина, продолжил Звераго. — В общем, опробовав несколько неэффективных методов, Риверей пришлось делать ему искусственное дыхание.

— Ух ты! Вы целовались?! — вскрикнул эльф.

— Таренар! — наехала на него Фиона.

— Я тебя придушу! — прошипела на Звераго Риверей.

— А теперь Болингар станет воргеном? — не унимался Таренар.

— А бывают воргены паладины? — подключился Гидвин.

“—Если Риверей начнет душить Звераго, то он с радостью будет держать его за лапы, чтобы ничто не мешало возмездию свершиться,” — подумал паладин.

Риверей понимала, что если срочно не сменить тему, то их обоих доконают расспросами. Причем умеют же они задавать неудобные вопросы. К счастью, тут вмешалась Фиона.

— Как вы оба знаете, проклятие воргенов началось с мага Аругала.

— Нет! Только не опять! — взвыли юные паладины. — Что угодно, только не надо опять этих исторических лекций!

— Вот и славно! — закончила Фиона.

Оставшуюся дорогу они ехали молча. Они уже начали подъезжать к башне северного перевала, когда внезапно из за гор повалил дым.

Вся группа устремила взор на небо, которое медленно покрывалась облаками дыма. Неужели опять?

— Неужели ты и сюда добралась, сестра? — прошептала Риверей.

— Вам точно надо туда? — спросила Фиона. — Судя по всему, сейчас дела у эльфов идут неважно.

— Точно, — ответила Риверей. Ее настрой был решителен и тверд. Чтобы не случилось у них, это ее не остановит. Так даже легче будет пробраться в склеп. Чтобы там сейчас не творилось, это ей на руку.

— Прости, Фиона. Но у меня нет времени на долгое прощание. Я должна идти, — все еще твердым тоном произнесла охотница.

— Береги себя, — обняв Риверей на прощание, произнесла Фиона.

Прежде чем троица героев покинула караван, Фиона любезно подкинула паладину ранец с припасами. Там хранилось несколько зелий, трав, магических амулетов и немного золотых. Гидвин не в какую не хотел отпускать Звераго. Прощание затянулось.

— Мы еще встретимся! Не переживай! — всячески успокаивал его ферал.

Звераго встал на задние лапы, обхватывая передними лапами плечи Гидвина. Глаза ферала засверкали лунным светом.

Шаблон Ферал эпизод 11

От Гидвина шел едва заметный магический зеленый импульс.

— Охренеть! Не только паладины могут благословлять? — выкрикнул Таренар.

Как только Гидвин осознал весь этот смысл речи, он рухнул на колени перед фералом.

— Я не забуду вашего благословения, магистр, как и того, что вы спасли меня! Клянусь отныне чтить природу так же усердно, как и молитвенник паладина!

— Славно! А теперь, позволь мне продолжить путь, — улыбнулся Звераго.

Гидвин моментально отступился от ферала.

Сам Болингар, честно говоря, был в шоке. Он тоже не знал, что друиды могут благословлять. Паладин думал, что это исключительно привилегия паладинов и жрецов. Но видимо у каждого свои фокусы.

Когда наконец герои окончательно покинули караван, они направились в горящий город кровавых эльфов, Транквиллион, где их уже поджидала коварная судьба.

Далее
(12 эпизод)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.