Меню

Приказ Волка: эпизод 10

16.10.2018 - Рассказ WoW
Приказ Волка: эпизод 10

Они снова опоздали. Снова слишком поздно спохватились. Лассару уже убили.Скрин призрак

Рухнув на колени перед Рыцарем Смерти, Болингар огляделся. Амберис была мертва. Чернокнижники уже были заняты ее воскрешением как воина Плети. Дримурр заживо горела в пламени. Ее крик боли был одновременно ужасен и печален. Она пыталась бороться с огнем при помощи магии света, но он лишь сильнее обжигал ее, все сильнее раздувая пламя. Вскоре полностью покрывшись всепоглощающим пламенем ее обугленный скелет рухнул на землю. Паладин жалобно посмотрел на рыцаря смерти. Но Хассара с злобной улыбкой на лице указала в сторону. Мужчина повернул голову. Там на коленях стояла Риверей. Из ее пасти, глаз и носа обильным потоком лилась кровь. Перед тем, как ее глаза закрылись, она в немой мольбе протянула руку паладину и окончательно рухнула на землю.

Внезапно рыцарь смерти сделала шаг в сторону. И Болингар увидел тело Лассары. Глаза мага уже потухли, а ее тело было сухим словно мумия. Вдруг ее глаза загорелись призрачным светом. Она с трудом встала с земли, повернула свою окровавленную голову к паладину.

Шаблон Маг призрак 10 эпизод

олингар рухнул с кровати, все его тело было в холодном поту. Он оглянулся. На улице была глубокая ночь, дождь тарабанил по крышам зданий за окном. Поняв, что на сегодня сон ему уже явно не светит, он спустился а первый этаж таверны. Таверна Темнолесья не была настолько популярной, как таверна «Гордость Льва». Но в ней был свой необычный шарм. Она притягивала всяких странных и интересных личностей. Да и паладину было сподручнее остановиться именно тут, так как он раньше служил в Темнолесье. Его тут знали и уважали. Внизу царил полумрак, свечи были потушены, и лишь от камина исходило тепло и свет. Некоторые постояльцы перебрав с выпивкой, засыпали прямо за столиками, да и бармен был ничуть не лучше них: заснул прямо за барной стойкой. Прямо сонное царство. Но паладину было дано три дня, и Болингар смело выделил из этих трех дней один выходной. Он уж точно заслужил. Паладин достал из мешка пару золотых и оглядел их. Ему было противно брать деньги как подачку этого монстра. Но ведь золото всегда можно использовать во благо. Он вновь скинул оставшиеся золото в мешок.

Однако этот кошмар что ему приснился…

После такого сокрушительного поражения, где по его вине погибла Лассара, спокойный отдых ему явно не светит. Он не сможет спать спокойно пока не закончит это дело до конца. Отринув слабость после достаточно долгого и утомительного похода Болингар принялся паковать свой ранец. Путь предстоял не близкий. На рассвете он двинется в путь.

На утро апокалипсиса в городе Темнолесья не случилось. Паладин распрощался с начальником стражи и отправился в путь, что обещал быть долгим.

Сидя в седле и неспешно продвигаясь к башне Архока, паладин предался раздумьям. А подумать было о чем. Его жизнь в последние несколько недель была очень насыщенной и богатой на события. Хоть он и не до конца понимал, зачем ему вообще все это. Но он словно чувствовал, что должен вмешаться. Что только он сможет решить этот печальный конфликт. Пусть он формально и не был больше паладином, но это не мешало ему продолжать сражаться на стороне света. И чтобы о нем не думали в его ордене, кем бы его не считали, он не собирался оправдываться и выслуживаться перед ними. Он просто продолжал делать так, как считал правильно.

Паладин размышлял и над тем, что случилось в Эр’тероне, а в особенности над фениксом. Все, что паладину удалось сложить в единый пазл, это то, что феникс владел почти всей магией в Азероте и был очень могущественным магом. Но тут паладин вспомнил, что слышал какие-то странные слова при их первом знакомстве. Быть может эти слова были на родном языке феникса? А это значит, что он уже был тогда с ними. С Дримурр. Возможно, тогда он прятался, мало ли чего архимаги умеют.

Паладин немного поразмыслил про рыцаря смерти. Отчасти он даже ее понимал. Возможно, если бы с ним случилась такая трагедия, то он бы тоже ослаб духом и поддался тьме. Ведь даже защитники веры, такие как он, могут впасть в ересь, что уж говорить об обычных существах, не ведающих, что есть свет, а что есть тьма. Но тем не менее Болингар был в восторге от ее сестры, Риверей. Сколько же в ней было упорства и веры в светлое будущее. Ведь она действительно верила, что сестру можно не просто спасти, а исцелить. Паладину крайне не хотелось ее разочаровывать, но рано или поздно она все же поняла бы, что это не лечилось. Что бы там Дримурр не говорила.

В этой их последней схватке ему много что запомнилось. Тот факт, что у Хассары уже в подчинении был ледяной змей, его сильно пугало. Ибо с таким противником им точно не справиться. Но вот принц нерубов. Он уже не мало сделал наперекор рыцарю смерти. И его прощальные слова… Неужели там настолько все печально, что даже нерубы хотят свергнуть ее?Death_Gate_TCG

Болингар настолько погрузился в раздумья, что даже не заметил, как проехал предгорья Хилсбрада, где обычно он старался быть настороже. Но видимо все силы были сосредоточены на кампании против Лича. Так же быстро он проехал и серебряный бор, приближаясь к Башне, как внезапно рядом с ней образовались врата демонов.

Паладин был в шоке. Не теряя ни секунды, он помчался галопом к самой башне. Порталы открывались все шире, но паладину было плевать на них, главное, добраться до своих друзей в башне. Спрыгнув с коня, паладин попытался открыть дверь, но она была заперта.

— Прости, Ривер. Но твоя жизнь для меня намного ценнее.

Именно с этими словами он молотом проломил деревянную дверь. Замок с треском развалился на части, и теперь проход был свободен. Перепрыгивая через несколько ступенек, он добрался до жилого верхнего этажа. Решив, что сейчас экстренная ситуация, он не стал стучаться, а просто открыл дверь резким ударом кулака. Она распахнулась с такой силой, что ударилась об стену.

Паладин чуть ли не выронил молот. Прямо перед ним лежала охотница. Вокруг ее горла вращалось кольцо тьмы, не дающее ей дышать. Она задыхалась! Звераго пытался бороться с проклятьем: он вцепился лапой в это кольцо и по нему стала проходить совершенно другая энергия. Целительная. На кольце тьмы засверкало бледно-зеленое сияние, словно потоки магии природы и тьмы пытались вышвырнуть друг друга из этого кольца. Состояние было нестабильно. Сначала зеленый поток резко захватывал большую половину кольца, но после так же стремительно сдавал позиции под напором тьмы. И так раз за разом.

Эпизод 10 ферал Хант— Черт! Ты очень вовремя! — выкрикнул Звераго, даже не оглядываясь на него. — Найди этого чернокнижника и убей его! Я не смогу долго противостоять его магии!

Риверей, будучи уже не в силах сопротивляться темной магии, рухнула на багровый ковер и потеряла сознание. Паладин, не теряя ни секунды, выскочил из башни. И очень вовремя, ко входу в башню уже стекались демоны. Первой на паладина набросилась адская гончая. Она набросилась со спины, но он резким движением скинул ее с себя и прибил ударом молота. Затем на паладина напал демонический страж, равный ему по силам. Страж занес топор для удара и в этот момент пропустил удар молотом. Однако он даже не пошатнулся, а его топор врезался в молот паладина. Паладин смог парировать атаку демона. Болингар не знал заклятие для изгнания демонов, а экзорцизм работал только на нежить. Ему не оставалось ничего другого, как просто испепелять отродья хаоса светлой магией и ударами молота.

Внезапно прямо перед паладином пролетел огненный шар. Вокруг него скакали мелкие бесы и стреляли в него небольшими фаерболами. Но он не мог отвлекаться от своего противника, и поэтому единственное, что ему оставалось, это надеяться на свою магическую защиту, что она выдержит. Страж превосходил паладина в силе, но уступал в умении. Болингар провел серию стремительный атак и завершающим маневром запустил заклинание клинка света, которое пронзило тело демона прямо из-под земли.

Но и это еще не все. Его место занял элементаль тьмы. К счастью, хоть на вид он был и бесплотен, но удары молота, подкрепленные магией света, для него были очень болезнены. Однако противник тоже не стоял столбом. Он раз за разом запускал в паладина стрелы тьмы. И вкупе с фаерболами бесов этого потока магии хватало, чтобы пробить защиту паладина. Она рушилась прямо на глазах. Тем временем вторая гончая запрыгнула с спины раздирая броню паладина. Из портала вышло еще несколBlazing_Infernal_TCGько стражей. И под конец, перед тем как самый крупный портал захлопнулся, из него вышел инферал.

Паладин так сильно увяз в бою, что и не заметил огромное численное преимущество врага. Ему сейчас и гончей с бесами хватало. Когда паладин сразил элементаля, он оглянулся. Еще целая орда демонов шла на него одного. Ему не справиться с ними в одиночку, но и помощи искать не у кого. Так он думал.

Земля рядом с паладином засветилась ярким светом, его молот стал потрескивать золотыми молниями. Его глаза засветились золотым светом. А на его голове сияла призрачная, но не менее ослепительная корона! Паладин чувствовал огромную силу, которой свет одарил его в этот трудный час. И теперь он не мог проиграть этот бой. Эти силы ему даны были с одной единственной благой целью — покарать зло!

Теперь уже не обращая внимания на удары врага, паладин непреклонно и неумолимо выкашивал врагов. Демоны рассыпались от одного удара молота. И даже инферал не мог навредить паладину. Его чудовищные удары разбивались об щит чистого света. А удары паладина крошили камень, невзирая на адский огонь, покрывающий инферала. Когда же и он был развален, прямо перед паладином около ворот появился варлок. Паладин встречался с одним из культов чернокнижников в Темнолесье и помнил, что варлок — это высший чернокнижник. Этот титул был равен высшему магу. Но даже такой сильной варлок уже не был Болингару помехой. Паладин пошел навстречу ему быстрым шагом, уже занося свой молот. Он прекрасно видел, как колдун готовит какое-то нечестивое заклинание.  Его руки покрыла черная магия, которая сворачивалась в шар черной энергии. И когда заклинание было готово, варлок выпустил болт хаоса в паладина. Болингар был готов отразить этот удар, ибо с ним были силы света, и ничто не посмеет помешать его правосудию. Но тут взрыв болта его откинул обратно к башне.

 

WoWScrnShot_101618_143910

Хоть паладин не пострадал, но похоже силы света иссякли, и божественный щит больше не укрывал паладина.Теперь все зависело только от него самого.

14013462535716— С дороги паладин! Я пришел не по твою душу! — прокричал варлок.

Он был одет в черные одеяния, сутулый, шлем в виде черепа ворона полностью скрывал его лицо.

— Мне плевать, по чью душу ты пришел! Ты никого сегодня не убьешь! — выкрикнул в ответ паладин.

Варлок выхватил фиолетовый камень и, разбив его в руке, наслал на паладина нестабильное проклятье. Вокруг паладина закружились тени. Они как невидимая рука ломали его тело, сжимая все сильнее. Но паладин был тверд характером, и боли его не остановить. В руке Болингара засиял луч света, и в следующий момент на паладина обрушилось сияние небес. Проклятие было развеяно.

— Она мешает планам верховного лича! Она должна умереть! — прохрипел варлок.

— Именно поэтому она выживет! А ты умрешь! — ответил паладин в праведном гневе.

Болингар наконец смог сократить дистанцию и попасть по варлоку молотом. Однако тот, даже не смотря на свой никчемный вид, не дрогнул. Нанеся второй удар, паладин понял, что варлока окружает черный щит, который почти не пробить физическими атаками.

— Хах. Какой же ты все-таки никчемный. Прямо как Хассара. Такой же дуболом, который все решает силой, — засмеялся варлок

— Ты один из слуг Хассары? Неужели она отправила убийцу к своей сестре? Неужели у нее не хватает смелости самой встретится с ней?

— Служить ей?! Ахахахха. А ты смешной. Нет, я служу ее повелителю, верховному Личу. А что насчет Хассары. Ты прав, паладин. Все дело в том, что у этой псины не хватает смелости наконец разобраться со своей семейной проблемой. Поэтому Лич доверил это дело мне. Раз она сама не может поднять меч на свою сестру, то это сделаю я. Хассара предпочтет вечно бегать от этой проблемы. Тьфу. Противно. И что верховный Лич в ней такого нашел?

Желая вытянуть из варлока еще хотя бы крупицу информации, паладин попытался затянуть разговор.

— Что-то не похожа она на настоящего рыцаря смерти, судя по твоим словам. Неужели она действительно избегает Риверей, чтобы только не навредить ей?

— Да она не навредить ей боится, а в глаза посмотреть, — усмехнулся варлок. — Это она только на публике грозная и свирепая. А на деле замкнутый в себе ребенок. Сидит и воет в своих покоях. Невыносимо! Когда она сыграет свою роль, надеюсь, Лич от нее избавится. А пока что…

На этих словах варлок вновь произнес заклинание. Паладина охватил огонь. Боль была невыносимой. Но краем глаза паладин заметил, что под мантией скрываются кости. Это отрекшийся!

Экзорцизм

Еxorcism! — выкрикнул паладин.

И варлок тоже покрылся огнем, сгорая дотла. Варлок выхватил зеленый камень и быстро проглотил его.

— Мы еще встретимся, ублюдок! — крикнул он на прощание и скрылся.

Отдышавшись, Болингар вновь поднялся в башню. Риверей уже была в сознании, но все еще лежала на полу, тяжело дыша. Звераго положил ей лапу на плечо. По его лапе целительная магия перетекала с него на охотницу, постепенно восстанавливая ее дыхание.

— Он сбежал, — отрапортовал паладин.

— Да пускай проваливает. Хассара нового убийцу подошлет, — прорычала Риверей, то и дело откашливаясь.

Не видя ни одной причины скрывать то, что он узнал от варлока, паладин все пересказал Риверей, давая Звераго время на ее исцеление.

Охотница слушала паладина, затаив дыхание. Ее глаза наполнились надеждой. Она вся засияла.

WoWScrnShot_101618_001738— Так это правда?! Я знала! Я верила в нее, и не напрасно! Она боится, что для нее уже нет дороги назад. Но я докажу ей, что она ошибается! Выход есть всегда! — в порыве пламенной речи Риверей сама себе вскружила голову.

Но тяжелая рука паладина на плече опустила ее с небес на землю.

— Праздновать рано. У тебя был какой-то план насчет артефакта, — одернул ее паладин

— Да, ты прав. Основатель города Архока, Лореталь. Его гробница находится недалеко отсюда, в призрачных землях. Я конечно не привыкла расхищать гробницы, да и противно это. Но его клинок — это очень мощный артефакт времен третьей войны. К тому же Лореталь прославился, как борец с нежитью, и все его оружие направленно, чтобы бороться с проявлениями нежити во всех ее видах.

— Ривер. Ты уверена, что идти в владения эльфов крови это хорошая идея? Они нас не очень-то жалуют, — проговорил Звераго.

— Ты думаешь, меня остановит пара эльфов крови? — Риверей явно удивилась тому, что Звераго кровавых эльфов вообще посчитал за преграду.

— Не стоит их недооценивать, Ривер, — не согласился Звераго.

— Отлично! Не будем терять время! — Риверей схватила ранец, лежавший на ковре, и направилась к выходу. Болингару и Звераго оставалось только последовать за ней.

Уже накидывая седло на своего саблезуба, Риверей быстро обрисовала им маршрут.

— Едем через предгорья Хилсбрада, потом около старой башни поворачиваем и через Альтерак попадаем в западные чумные земли прямо в Андорал. Как только пересечем мост, за небольшую плату одна моя старая знакомая сможет провезти нас прямо до призрачных земель.

— Постой, а как же… — хотел сказать было Болингар, но его тут же прервали:

— Не переживай, паладин, Все траты на мне, — прервала его Риверей

— Я вообще-то имел ввиду патрули нежити…

Но его похоже уже никто не слушал.

Риверей и Болингар ехали верхом: она — на саблезубе, он — на коне. Звераго же догонял их в форме ферала. К слову, форму он менять вообще не торопился. По пути им встретился небольшой отряд отрекшихся. Но Риверей, не слезая с саблезуба, умудрилась двоим пробить голову из лука, остальные поспешили убраться с дороги, потому что драться с двумя конными воинами и огромной зверюгой было крайне неразумным выбором.

Достигнув наконец Старой башнини встали на развилке. Пока паладин крутил карту, Риверей безошибочно указала дорогу. Впрочем она тут всю жизнь прожила, ей ли не знать короткий путь.

Альтерак был крайне недружелюбным местом. Но Болингар чувствовал себя великолепно. Ведь Альтерак был построен на заснеженной вершине. Паладину так хотелось спрыгнуть с коня и просто поваляться в снегу. Но увы, он уже не мог позволить себе такого. Не по статусу, да и не по возрасту, оставалось только наслаждаться видом. Хоть Болингар был и единственным из их компании, у кого под броней была меховая обивка и меховой плащ в придачу, но видимо остальные не чувствовали холода. Паладин начал завидовать тому, что Звераго и Риверей не надо носить огромную и тяжелую меховую куртку. У одного мех, у другого… тоже мех. Оба быстры и резвы. А он же двигался как манекен и то с трудом. Впрочем, это ему никогда не мешало махать молотом.

И тут внезапно Звераго, который мчался впереди всех, врезался в невидимые сети. Со всех разрушенных домов с криками и свистом повскакивали бандиты.

-Это синдикат! Выкрикнула Риверей.

Паладин спешился с своего коня. О да! Наконец то драка где он имеет преимущество. Хоть далеко и не численное. Их окружил отряд из 8 бандитов. Но они все были жалкими оборванцами. Болингар же, и его спутники в раз десять превосходили мощью каждого из этих головорезов.

Риверей даже не соскакивая с саблезуба вновь выхватила лук, и в воздухе засвистели стрелы. Звераго тоже не заставил себя ждать. Паладин даже оглянутся не успел как ворюги были превращены в кровавый фарш.

— У нас нет времени церемониться с этим отребьем, — произнесла Риверей. — Они сполна заплатили за свое неумение выбирать жертву.

Пройдя горы Альтерака, герои прибыли в Андорал. Тут по-прежнему бесчинствовала армия плети. Даже Риверей вняла голосу разума и согласилась, что разумнее будет сойти и дороги, а не идти напролом. Затратив немало времени и сделав крюк, герои так и добрались до моста. Но все равно этот крюк намного лучше чем идти напролом через Андорал. Да и не смотря на горячий пыл героев, пойти в обход было просто напросто быстрее по времени, которого у них было не так и много.

Около моста герои встретили очень странную компанию. Позади джилианса около костра тихо и мирно сидели ворген и совсем еще юные дворф и кровавый эльф. Компания весьма чудная. Но паладин оглянул свою партию героев и понял, что в мире не только он один ищет приключений. Риверей о чем-то поговорила с воргеном и жестом пригласила Болингара и Звераго к костру.

pvYJr-vHaNc

— Привет, народ! Меня зовут Фиона. А это два моих сорванца, Таренар и Гидвин. Нам как раз по пути. Мы тоже едем в призрачные земли, так что я даже сделаю вам скидку, — подмигнула Фиона.

— Интересная компания, — оглядывая их, произнес Звераго. — Даже еще более бредовая, чем наша. — На этих словах Звераго моментально получил подзатыльник от Риверей.

Вечер у каравана— Повежливее, пожалуйста, — с укором произнесла Риверей.

— Да не страшно. Меня это уже давно не задевает, — отмахнулась Фиона. — Он не первый, кто так говорит, и не последний. Присаживайтесь! — указала Фиона на небольшое поваленное бревно около костра.

Болингар уселся на краю, тогда как Звераго сел рядом с бревном. На костре был подвешен кусок свинины.

Гидвин, как только завидел гостя рядом с собой, моментально протянул свою порцию паладину. Болингару даже как-то неловко было забирать еду у него, хоть он и сам предложил.

— Бери, бери! Я еще себе возьму кусочек, — с этими словами он насильно впихнул тарелку с беконом в руки паладина.

Пока Риверей и Фиона что-то обсуждали, словно две старые подруги, Таренар вскочил и подбежал с криками к Звераго.

— Вау, огромный котейка! Круто! — сказать, что Звераго был в смущении, означало ничего не сказать.

— А можно погладить? — с надеждой и восторгом спросил Таренар.

Звераго перевел взгляд на Паладина. В его глазах читалась мольба. Но паладин лишь с улыбкой на лице пожал плечами. Это же дети.

Как только рука Таренара коснулась Звераго, дворф моментально слетел с бревна.

— Я тоже хочу! — выкрикнул Гидвин, подбегая к Звераго.

Болингар со смехом наблюдал, как два парня не могут поделить ферала. При этом мнения самого Звераго никто не спрашивал.

— Мальчики! Отстаньте от друида! — крикнула Фиона, но и ее никто не услышал.

— Ничего страшного. Пускай играют, — сквозь зубы, с наигранной улыбкой, произнес Звераго.

Внезапно по его щеке прокатилась слеза. Его дыхание участилось. А сам он погрузился в раздумья. Он даже перестал обращать внимания на то, что оба ребенка дергали его за лапы, уши и за хвост.

— Все нормально? — осторожно спросил паладин. Он не ожидал, что эти двое детей доведут Звераго до слез.

— Все… Все нормально, — с трудом выговорил он. — Так… Воспоминания. Ничего страшного, — кое-как успокоившись, он вновь улыбнулся детям уже более искренней улыбкой.

— Мы можем… — хотел сказать паладин.

— Давай не будем об этом, — резко прервал его Звераго.

— А это правда, что ты можешь превращаться в других животных?! — выкрикнул Гидвин.

— Превратись в дракона! — поддержал Таренар.

— Фига у вас запросы, парни, — с улыбкой ответил Звераго. — Это слишком круто даже для меня. И вообще, трансформация требует много сил.

— Ну хоть что-нибудь! — хором завопили дети.

Звераго положил лапу на причесанную голову Таренара, а когда убрал ее, на его голове распустились цветы.

— Тебе идет! — выкрикнул Гидвин, заливаясь смехом. — А я всегда говорил, что ты принцесса!

— Зато я всяко красивее тебя, ходячая бочка для пива, — обиженно ответил Таренар.

— Все, успокойтесь, мальчики, — Фиона и Риверей вернулись обратно к костру после долгого разговора.

— Темнеет. Мы выдвинемся вместе на рассвете. А пока переночуем тут, — произнесла Риверей.

— Ура! — в один голос выкрикнули Гидвин и Таренар.

— Они любят гостей, — с улыбкой, пожимая плечами, произнесла Фиона.

Эльф наконец отстал от бедного ферала и подбежал к охотнице.

— А можно нам опять пострелять из лука?

— Развлекайтесь! — с этими словами Риверей сняла с себя лук с колчаном и отдала их Таренару.

— Настоящий паладин борется со злом в рукопашном бою! — запротестовал Гидвин.

— Паладин? — удивленно спросил Болингар. — Вы хотите стать паладинами?

— Ага, — разом ответили они.

И тут Гидвин зацепил взором молот Болингара.

— Как же я сразу не заметил! Ты паладин! — оба тут же подбежали к Болингару и встали навытяжку, отдавая честь.

— Вольно! — отмахнулся паладин.

— А в каких ты походах бывал? — подсел к паладину Гидвин. — Ты явно бывалый воин.

Паладин и хотел бы что-нибудь рассказать. Но увы. В его приключениях не было подвигов. Только трагедии. Все его путешествия заканчивались вовсе не геройским способом. А иногда весьма плачевно. И тут он понял, что без кружки старого доброго дворфийского пива ему не обойтись. Почти одним глотком осушив кружку до дна, он начал припоминать одну из самых, как ему казалось красивых историй, где воины света, рыцари без страха и упрека побеждают зло. Разумеется, опустив ненужные и трагичные последствия похода.

Болингар так увлекся своей слегка отредактированной историей, что не заметил, как рядом с ним уже сидел не только Гидвин, но и Таренар в обнимку с луком Риверей. Ведь реальная история с неожиданными поворотами всегда интереснее, чем сказки в книжках. Пусть и слегка приукрашенная. Звераго, сидя у костра, потихоньку догрызал кусок мяса на кости, то и дело переводя взгляд с Гидвина на Таренара и обратно. Риверей и Фиона опять начали о чем-то своем. Такое чувство, что они могли болтать вечно.

Наконец на чумные земли опустился мрак. Гидвин заснул прямо около костра, уткнувшись в в подушку лежавшую на бревне. Таренар же расстелил спальный мешок поближе к фералу. Все-таки охотник из него вышел бы куда лучше, чем паладин. Он неплохо управлялся с луком, хотя до Риверей ему было как до луны пешком.

— Я постою на страже. Отдыхайте, — заявила Риверей.

Болингар предложил ей разделить дежурство. Но она наотрез отказалась. Однако паладин все равно был преисполнен решимости встать посреди ночи и сменить ее. Угли вперемешку с костями догорали в кострище. Не смотря на крайнюю разношертность компании, все они весело провели время. Особенно двое юных паладина сильно порадовали Болингара. Давно он так не смеялся. Подобный лучик счастья был ему так необходим, словно глоток свежего воздуха. Ведь в его жизни уже давно ничего хорошего и жизнерадостного не случалось. Сплошное разочарование.

В ночной темноте что-то зашуршало. Несмотря на хороший слух, Риверей вообще никак не отреагировала на это. А вот паладин стал бодр как никогда. Осторожно приоткрыв глаза и не подавая виду, что проснулся, он оглядел округу. Звераго спал рядом с Таренаром. Болингар попытался всмотреться в темноту, откуда пронесся звук. Но ничего не мог разглядеть.

Прождав полчаса, паладин наконец успокоился и заснул. О чем потом очень сильно пожалел.

Далее
(11 эпизод)

861333afa98c494eaa3c79cb8206afa2

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.